Несколько полезных советов от Каплина

- Попробуй не пить кофе и чай в течение двух недель.
Ты увидишь, что тебя все радует, что ты спокойно засыпаешь и глубоко спишь, что у тебя разгладились напряженные или хмурые морщины лица и вся легкая (или тяжелая) нервозность ушла (или уменьшилась минимум вдвое).

— Попробуй не есть на ночь и засыпать с голодным желудком.
В течение 1-2 недель ты начнешь видеть легкие светлые сны, каждое утро просыпаться в хорошем настроении и уже с вдохновением на что-либо, будешь вставать по утрам свежим, без вялого желания валяться в постели пол дня.

— Попробуй не добавлять в пищу две приправы: соль и перец.
Ты увидишь, что наесться можно в 2-3 раза меньшим количеством еды. В течение 1-2 недель тело перестанет отекать, и через месяц ты заметно похудеешь (касается только имеющих лишний вес).

— Попробуй не пить лимонады и любые газированные напитки, купленные в магазине.
Ты увидишь, как вкусна простая вода и что для утоления жажды нужно намного меньше.

— Попробуй, прощаясь с человеком перестать говорить «давай, ну… давай!»
Ты увидишь, как легко и приятно прощаться.

— Попробуй неделю ходить и сидеть с прямой спиной.
Ты увидишь, как улучшится твоя память, и насколько быстрее ты будешь соображать.

— Попробуй для человека, который не нравится тебе, каждый раз при воспоминании о нём, дарить ему воображаемый самый роскошный (или особенно хороший) подарок, представляя, как он радуется.
Ты увидишь, что он будет относиться к тебе все лучше, как и ты к нему.

— Попробуй за час-два до сна выключить телевизор и компьютер.
Ты начнешь видеть свои желания и творческие импульсы.

— Попробуй 2 недели говорить по телефону и общаться в интернете только по делу.
Ты увидишь, что в сутках 36 часов.

— Попробуй каждый раз при желании взять сигарету — взять яблоко / мандарин /апельсин / банан или выпить стакан воды.
Через 2 недели ты ощутишь себя вдвое крепче, выносливее и сильнее.

— Попробуй каждый раз, как хочешь сделать что-то интересующее тебя (пусть впервые, пусть редкое и тебе не свойственное, но нравящееся) сделать сразу и вычесть минуты раздумывания и оценки.
Ты увидишь, что ты можешь намного больше.

— Попробуй улыбаться каждый раз, как хочется, улыбнуться прохожему, пусть и на пару секунд (забыв «что он может подумать о тебе»).
В течение месяца ты начнешь чувствовать каждого человека знакомым и безопасным.

— Попробуй полежать в траве среди деревьев, подальше от машин, не стесняясь людей.
Ты услышишь в себе долгожданную тишину.

- Привет!

— Привет!
— Ну привет!
— Как дела?
— Всё отлично:
любима и счастлива,
как ты хотел.
А ты?
— Всё путём!
Заработал прилично.
Устал. Успокоился.
Дома осел.
— Всё так же свободен?
— Всё так же свободен!
Никто не способен меня оседлать!
— Смешной ты и глупый…
Классический Овен.
— А ты всё такая же язвочка, мать!
— Да ладно, /смеясь/, кто помянет былое…
— Скучала немного?
— Да нет… а зачем?
— И я не скучал… всё вертелся юлою…
Но мы же с тобой не хотели проблем?…
Ты думаешь, правильно мы поступили?
— Конечно, всё к лучшему.
— Ну и ура.
А может увидимся?
— Лучше не… или?…
— И правда, не стоит.
Ну ладно, пора!

А вечером он налакается в стельку,
Она задохнётся от слёз и тоски…

Вот так иногда и встречаются мельком
Все те, кто расстались любви вопреки…

Ду-ра-ки…

Соулу

Притча о правоте

Заметка

В одном маленьком городе живут по соседству две семьи. Одни супруги постоянно ссорятся, виня друг друга во всех бедах, а другие в своей половинке души не чают. Дивится строптивая хозяйка счастью соседки. Завидует. Говорит мужу:
– Пойди, посмотри, как у них так получается, чтобы все гладко и тихо.
Пришел тот к соседям, зашел тихонечко в дом и спрятался в укромном уголке. Наблюдает. А хозяйка веселую песенку напевает, и порядок в доме наводит. Вазу дорогую как раз от пыли вытирает. Вдруг позвонил телефон, женщина отвлеклась, а вазу поставила на краешек стола, да так, что вот-вот упадет.
Но тут ее мужу что-то понадобилось в комнате. Зацепил он вазу, та упала и разбилась. «Что будет-то?», – думает сосед.
Подошла жена, вздохнула с сожалением, и говорит мужу:
– Прости, дорогой. Я виновата. Так небрежно ее на стол поставила.
– Что ты, милая? Это я виноват. Торопился и не заметил вазу. Ну да, ладно. Не было бы у нас большего несчастья.
…Больно защемило сердце у соседа. Пришел он домой расстроенный. Жена к нему:
– Ну что ты так долго? Посмотрел?
– Да!
– Ну и как там у них? – У них-то все виноваты. А вот у нас все правы.

Зависть белая и чёрная: принципиальная разница.

О зависти

Бывает горячая, бывает холодная. Бывает черная, бывает белая. О чем это я? Правильно, о зависти.

Сколько я в детстве ни спрашивал у взрослых, чем черная зависть отличается от белой — никто не мог мне внятно объяснить. Сходились только в одном: белая зависть — нехорошо, но терпимо и понятно, черная — нельзя-нельзя от слова «совсем».

А между тем черная зависть, пожалуй, даже понятнее белой. И разница между ними вот в чем.

Белая зависть неотделима от восхищения. У него есть что-то такое, чего у меня нет — и я вижу, по какой причине. Он обладает какими-то качествами, которых мне не хватает. Сила, выносливость, красота, харизма, трудолюбие, изворотливость — выберите любое качество, которое вам нравится. Если бы нас с ним поменять местами, он снова добился бы успеха, а я — такой, какой я есть — снова бы потерпел неудачу, потому что его качества, которым он обязан победами, остались бы с ним.

Суть любой зависти — желание получить то же, что есть у другого. Но если эта зависть белая, она идет в одном пакете с пониманием: чтобы получить то, что есть у него, я должен стать таким, как он. Иногда это возможно. Иногда нет. Но понимание обоснованности и заслуженности чужого успеха в любом случае не дает белой зависти перерасти во внутреннюю отраву, которая жжет душу. Зато она вполне может стать стимулом для собственных достижений.

Черная зависть — совсем другое дело. Это уже не то чувство, которое испытывает проигравший в гонке по отношению к победителю на пьедестале. Это скорее то, что чувствует девятилетний бродяга при виде своего сверстника, идущего с родителями в цирк.

Тут нет желания стать «таким, как он». Бездомный ребенок, способен он выразить это словами или нет, чувствует, что тот, другой, ничем не лучше его. Понятно, что они мыслят и действуют очень по-разному, но эта разница — не причина, а следствие того, что у них очень разная жизнь. И тут, если бы их поменяли местами в младенчестве, то поменяли бы и их судьбы.

Черная зависть потому и черная, что вместо восхищения основана на горечи от несправедливости окружающего мира. И она не помогает двигаться вперед — скорее, наоборот, останавливает. Что толку трудиться, если то, что тебе не получить никогда, другому дано бесплатно?

Это все банальности из числа тех, что все понимают, но мало кто осознает и может сформулировать. И я не стал бы вообще писать на эту тему, если бы не особенности нашего времени и современных жизненных установок.

Мир несправедлив. В нем с самого начала идет борьба за ресурсы, и далеко не всегда они достаются тому, кто их заслуживает. И пока еще не настало светлое будущее, везде и всюду будет существовать элита — меньшинство, живущее за счет большинства и пользующееся благами, для большинства недоступными.

А это значит, что черная зависть неизбежно будет в нем существовать. И в этом опасность, потому что стоит ей перехлестнуть через некий невидимый порог, как начнется бунт. Бессмысленный и беспощадный — другим он не бывает, потому что бунтом, в отличие от революции, всегда движет одно и то же стремление: отнять у других то, что они отняли у тебя. Пусть даже тебе оно не достанется. Особенно если тебе оно не достанется: так ты восстановишь равенство и справедливость единственным путем, который в состоянии придумать.

Революции делают несколько другие люди. Это те, в ком чувство несправедливости окружающего мира не переросло в зависть. Те, кто понял, что единственный способ избавиться от несправедливости — сломать систему, ее породившую. Революции не менее жестоки и кровавы, чем бунты, но, как правило, новая система бывает хотя бы чуточку справедливее прежней.

Но как бы там ни было, черную зависть не любит никто. Особенно если она оправдана. И потому с незапамятных времен общество порождало идеологии, призванные разрядить, обезвредить ее. Если не уничтожить совсем, то хотя бы превратить в белую.

А как превратить черную зависть в белую? Очевидным образом. Нужно всего лишь ответить на главный вопрос черной зависти: «Чем он лучше меня? Почему ему все, а мне ничего?».

Первый вариант, существовавший издавна и существующий до сих пор — божественная избранность. Монарх считался живым богом. Дворяне, приближенные к нему, тоже с точки зрения Бога лучше и выше простых крестьян. Чем лучше? Тем, что Бог так сказал — по крайней мере, со слов жрецов.

Когда религия начала утрачивать авторитет, идеология взяла на вооружение науку. В результате возник фашизм, который точно так же проповедует врожденное неравенство, только объясняет его генетикой или чем-то еще. Возможны и другие критерии. Они зависят от того, кто находится у власти. Фашистская элита всегда находит «объективные», простые и легкие для понимания признаки своего превосходства. А чтобы большинство чувствовало себя не таким ущемленным, обязательно находится еще одно меньшинство, которое по тем же критериям оказывается еще недостойнее большинства — и его объявляют причиной любых несчастий.

Слабое место этой идеологии очевидно. Стоит внимательнее присмотреться к предполагаемым небожителям, как становится ясно, что среди них точно такое же распределение красивых и уродливых, умных и глупых, талантливых и бездарных, как и среди всех остальных. Различия, как с теми двумя детьми, которых я уже приводил в пример — не причина, а следствие разного образа жизни.

Другой вариант больше известен как «американская мечта». Он вовсе отрицает любые прирожденные различия и утверждает, что единственный критерий успеха — упорство и целеустремленность. У каждого есть шанс. Жизнь — это гонка с препятствиями, и побеждает достойнейший. Собственно, элита — и есть достойнейшие. Те, кто заслужил свой успех непрерывными усилиями в честной борьбе.

Американская мечта появилась в условиях фронтира — завоевания нового мира. И это не случайно, потому что только там она и может существовать.

Во-первых, в новом мире все начинают с нуля. Неважно, кем ты был в прежней жизни. Тут у тебя нет ни денег, ни прав, и чтобы их получить, придется потрудиться. Все зависит от тебя самого. Устои прежнего общества рухнули, а новые строишь ты и другие, такие же как ты.

Во-вторых, нет конкуренции за ресурсы. Вокруг неосвоенный дикий мир, в котором всего хватит на всех. Ты можешь взять столько, сколько у тебя хватит сил удержать. А потому между тобой и соседями — не борьба за выживание, а скорее дружеское состязание. И тот, кто в этом состязании вырвался вперед — герой. Им все восхищаются, все хотят быть такими же.

Звучит красиво. Беда в том, что оба этих условия — фикция. Их не существует и никогда не существовало. Даже в новый мир большинство ехало с багажом из мира прежнего. С деньгами, оружием, связями в Старом Свете. Недаром в Америке так быстро сформировалась собственная аристократия, еще более замкнутая, самонадеянная и воинственная, чем в Европе.

А чтобы видеть вокруг мир бесконечных ресурсов, нужно всего лишь перестать видеть в нем людей. В самом деле, ну какое может быть сравнение между белым поселенцем и какими-то краснокожими дикарями, которые водятся на его земле! Их можно эксплуатировать, грабить, сгонять в резервации, чтобы не мешали, просто истреблять, наконец. А когда они закончатся — останутся другие, уже белые дикари.

В пределе идеология американской мечты заставляет каждого видеть себя единственным человеком, добывающим средства к существованию из изобильного мира. Но если каждый видит в каждом лишь источник ресурсов, то общество превращается в колонию паразитов, в которой все сосут соки друг из друга.

Парадоксальным образом эта идеология, пожалуй, самая честная. Черная зависть стоит на ощущении, что у тебя несправедливо отняли что-то твое. Идеология американской мечты говорит, что это справедливо, потому что умение отнимать — это и есть единственное качество, необходимое для успеха. Для белой зависти нужно восхищение — так восхищайся лучшими из паразитов!

Вот только честность эта делает ее неэффективной. Ненависть, возникающая от черной зависти, никуда не исчезает. Только теперь человек, с одной стороны, ненавидит паразитов, а с другой — ему внушают, что он ущербен, если не смог стать одним из них. Ничем хорошим такое раздвоение не заканчивается ни для человека, ни для общества.

И вот тут в действие вступает третья идеология, появившаяся относительно недавно, в изобильные времена, когда Запад не знал ни голода, ни войн. При всей моей неприязни к ней я не могу ею не восхищаться. Если бы ее специально придумал некий человек — он воистину заслуживал бы титула злого гения.

Эта идеология соединяет в себе сильные черты обеих остальных, и в то же время лишена их недостатков. У того, кто ее принял, практически не остается шансов прозреть и увидеть мир таким, какой он есть.

Первый фокус заключается в том, чтобы объявить уровень жизни элиты не роскошью, не привилегией немногих, а нормой — естественным состоянием, на которое имеет право каждый человек.

В этом утверждении есть зерно истины. Цель прогресса в том и состоит, чтобы то, чем вчера наслаждались единицы избранных, завтра стало бы повседневностью для всех. И мы неплохо продвинулись на этом пути: рядовой служащий, постоянно сетующий на свою нищету и безденежье, живет в роскоши, какой позавидовали бы первые князья-рюриковичи.

У него есть собственное жилье, в котором не нужно трястись зимой от холода и дышать дымом очага. Общество дает ему транспорт, способный каждый день переносить его за десятки километров с огромной скоростью, а каждый год доставлять его на теплые египетские пляжи. У него есть интернет, связывающий его со всем миром и дающий возможности, которые князь счел бы магией.

Собственно, даже и сейчас миллионы людей по всему миру, у которых нет даже водопровода, могут только мечтать о такой жизни, на которую наш служащий любит жаловаться коллегам и друзьям.

Понятно, впрочем, что если что-то станет нормой завтра, то сегодня оно еще не норма. А потому само по себе такое утверждение должно было бы, наоборот, взвинтить черную зависть до небес.

Но тут вступает в действие вторая часть фокуса. Идеология гласит, что вселенная бесконечно богата и обильна, и в ней всегда всего на всех хватит. Поэтому у тебя никогда никто ничего не отберет.

Финальный аккорд, кульминация фокуса — отрицание усилий. Если счастье и богатство естественны, если они от природы дарованы всем и каждому, то не нужно никаких трудов, чтобы получить их. Напротив, любое несчастье или неудача — результат враждебных действий.

Первобытные дикари приписывали все беды злобным колдунам, а новая идеология говорит, что во всем виноват ты сам. Ты не смог раскрыться потоку благодеяний, которые изливает на тебя изобильная вселенная. Ты сам, своим неверием и пессимизмом, ограничил свои безграничные возможности.

Это как раз и есть ход, достойный злого гения. Элита, живущая за счет большинства, снова, как в древние времена, получает в глазах этого большинства ореол святости. Эти люди купаются в роскоши не потому, что наживаются на других, а потому, что лучше настроены на гармонию вселенной, обрели внутренний покой и избавились от привязанностей к мирским благам.

Одним ударом убито целое стадо зайцев. Зависть большинства к элите становится белой и смешивается с восхищением. Само большинство отныне не представляет для элиты никакой угрозы, поскольку вместо усилий в сторону вершины совершенствуется в качествах, лишающих малейшего шанса на успех в обществе. Все они ждут, пока вселенная осыплет их благами. При этом идеология категорически запрещает им задумываться, откуда эти блага возьмутся — и главное, откуда они берутся у тех, у кого они уже есть. И все они, согласно другой заповеди своей счастливой веры, непрестанно благодарны за то, что у них есть — а значит, быстро отучаются желать большего.

Причем паразиты, для которых кругом лишь подлежащие стрижке и дойке лохи, в таком обществе будут процветать и благоденствовать. Они быстро выбьются в элиту и будут править, пока большинство визуализирует свой успех и готовится принять его у вселенной бесплатно и без трудов. Печальная перспектива.

К счастью, хотя безвыходные ситуации и бывают, это — не одна из них. В конце концов, уже довольно давно создана и доказала свою эффективность четвертая идеология, позволяющая не только справиться с черной завистью большинства к элите, но и принести немало пользы всему обществу в целом.

Для начала нужно осознать, что мир действительно несправедлив. Затем, что раз так, то наша задача — всеми силами двигать мир в сторону все большей и большей справедливости для всех и каждого. Может быть, полностью справедливый мир и недостижим, как всякий идеал, но каждый шаг в этом направлении — уже улучшение.

Свободные силы для выполнения этой задачи могут быть только у тех, кто не занят выживанием и производством. То есть у той же самой элиты.

Остается только самая малость. Заставить элиту осознать, что ее возможности — не привилегия, а дар. Они даны ей тем большинством, над которым она поставлена, и даны не для сладкой и беззаботной жизни, а для неустанного труда. Творческого, исследовательского, просветительского, координаторского — в общем, любого, приносящего пользу всему народу.

И если все эти принципы не останутся одной только декларацией, если элита действительно будет так жить — хотя бы в большинстве своем — то вот тогда черная зависть может и в самом деле стать ненужной.

Статья скопирована отсюда http://anairos.livejournal.com/14258.html

 

Традиции и современность в законодательстве, или почему не надо считать себя умнее всех!

Заметка

Один израильтянин, будем для простоты звать его Йоси, учился в Оксфордском университете.
Университет этот весьма знаменит: тем, что существует уже более восьмисот лет, тем, что сэр Исаак Ньютон быт там деканом физического факультета и так далее. Итак, сидит однажды Йоси на экзамене, который должен продолжаться шесть часов (есть там такие экзамены, не приведи, господи). По прошествии пары часов от начала экзамена Йоси поднимает руку и подзывает экзаменатора. Экзаменатор подходит к Йоси (он, разумеется, считал, что Йоси желает получить какие-либо разъяснения или просто выйти в туалет) и слышит буквально следующее:

— Господин экзаменатор, я желаю получить сейчас причитающиеся мне копчёную телятину и пиво.
— Верно ли я понял, — спрашивает экзаменатор, — Вы говорите о копчёной телятине и пиве?
— Да, — отвечает Йоси, — Я говорю о причитающихся мне копчёной теляти не и пиве.
— Простите, — говорит экзаменатор, — но почему вы решили, что вам причитаются телятина и пиво?
Тогда Йоси вытаскивает из сумки некий увесистый том и показывает его экзаменатору.
— Вот, — говорит Йоси, — свод законов Оксфорда со дня его основания. Есть здесь закон от 1513 года, который гласит, что каждому экзаменующемуся более четырёх часов причитается кусок копчёной телятины и кружка пива. И этот закон никогда не был отменён.

Экзаменатор пытается спорить, ссылаясь на техническую невозможность выполнить просьбу Йоси. Потом экзаменатор вызывает своего начальника и они совещаются вдвоём. Англичане есть англичане, они зациклены на законах и там невозможно просто так сказать «нет». С другой стороны, недавно принят закон, запрещающий употребление алкоголя на территории университета. Да и с копчёной телятиной уже не так просто, как бывало. В результате длительных переговоров стороны соглашаются на… гамбургер и кока-колу.

Йоси уплетает еду и совершенно счастлив тем, что утёр нос этим спесивым и глупым бритам за их же счёт.По прошествии нескольких дней обнаруживает Йоси в своём почтовом ящике вызов на унивеситетский суд (там, где работают законы, бывает и суд). Йоси абсолютно уверен, что пара старичков скажет ему «ну-ну-ну», на что он, Йоси, пообещает впредь вести себя хорошо, и на том всё и закончиться. Он прибывает в суд. Огромный старинный зал с колоннами, высоченным сводчатым потолком, фресками на стенах и витражными окнами. За бесконечнам столом сидят 150 профессоров, 45 деканов, 20 ректоров, всевозможные пэры и лорды — почётные выпускники университета. В париках и мантиях. С лицами членов инквизиции. И они вершат суд над Йоси. И они отчисляют его из университета за нарушение закона от 1415 года, который никогда не был отменён.

За явку на экзамен без меча.

ЗЕЛЕНАЯ ПАСТА или КАК ОШИБКИ В ТЕТРАДИ ВЛИЯЮТ НА КОЛИЧЕСТВО РАЗВОДОВ

Замечательная статья — жаль, что не моя. Но от этого она не перестает быть совершенно замечательной, нужной и очень важной!
КАК ОШИБКИ В ТЕТРАДИ ВЛИЯЮТ НА КОЛИЧЕСТВО РАЗВОДОВ
Начну немного издалека. Моя дочь практически не ходила в школы раннего развития. Я занималась с ней сама. Когда мы тренировали руку перед школой, то наша тетрадь выглядела вот так:
Внимание - хорошему!Видите разницу? Я не подчеркивала ей красной пастой ошибки. Я выделяла зеленой пастой те буквы и крючочки, которые получались у нее хорошо. Она это очень любила и всегда после каждой строчки просила: “Мам, какая получилась лучше всех?” И так радовалась, когда я обводила лучшую букву со словами: “Идеально!”В чем разница между подходами? Поняли уже?1. В первом случае концентрируемся на ошибках. Что отложилось в вашей фотопамяти? Правильно, те буквы, которые написаны коряво, то, что неправильно. Увидели ли вы за этими красными подчеркиваниями идеально написанные буквы? Нет! Хотим мы или нет, но подсознательно мы запоминаем то, что выделено.2. Во втором случае мы концентрируемся на том, что сделано правильно! Мы получаем совсем другие эмоции, другое восприятие. Хотим мы или нет, но подсознательно мы стремимся повторить то, что было идеальным! Это совсем другая внутренняя мотивация – не стремление избежать ошибки, а стремление сделать хорошо!А теперь внимание, ответ на вопрос: как выделенные ошибки в тетради влияют на количество разводов?

Ответ для меня очевидный. Мы с детства привыкаем концентрироваться на недостатках, на том, что неправильно, на том, что нам кажется плохим. Нас приучали к этому в школе с помощью красной пасты, нас приучали к этому дома, когда чаще делали замечания за то, что сделано неправильно, чем хвалили за то, что мы сделали хорошо.

Из 20 написанных в ряд крючков подчеркнут был только один. Т.е. 19 были написаны хорошо, а 1 – неидеально. Почему же мы сконцентрированы на этом одном???

В жизни супругов часто происходит то же самое. Супруг может обладать 19 отличными качествами, но ссора произойдет из-за того одного, который вы выделили красным для себя.

Вот эта привычка (выделять красным плохое), которую мы оттачиваем с самого детства и которую никак не вытравить из нашего сознания во взрослом возрасте, и становится самой частой причиной разводов в семье!

На чем фокус, то и растет. На что направлено внимание, то и увеличивается.

Я общалась уже с таким количеством пар на тему отношений, что сбилась со счета. И у 99% пар (даже у тех, которые кажутся идеальными) одна и та же проблема – красная паста на характере супруга!

Если бы я была министром образования, я бы многое изменила в системе школьного образования. С детства все начинается, из детства мы перетаскиваем во взрослую жизнь все наши привычки и навыки и не все из них служат нам добрую службу.

Внедряя принцип “зеленой пасты” с дочкой, я увидела, что даже если я не указываю ей на ошибки, они постепенно уходят сами собой, потому что она стремится сделать отлично сама, по своей доброй воле!

А сейчас я предлагаю вам сделать четыре вещи:

1. Проанализировать тетрадь характера своего супруга и подумать, какой пастой вы пользуетесь…. А для тех, кто особо ценит отношения, я предлагаю сделать это письменно и практиковать технику в течение недели. Будет очень интересно узнать ваши результаты! Поделитесь в комментариях, пожалуйста.

2. Если вы занимаетесь с ребенком дома, используйте зеленую пасту и концентрируйте его внимание на том, что хорошо!

3. Расскажите своим друзьям об этой статье, если она вам понравилась, чтобы и в их жизни тоже произошли приятные изменения и переосмысления!

Всем желаю гармонии! Цените своих супругов, любите их и выбросьте красную пасту из своей жизни!

Татьяна Иванко

Притча о мудром самурае

Заметка

В Японии, в одном поселке недалеко от столицы жил старый мудрый самурай. Однажды, когда он вел занятия со своими учениками, к нему подошел молодой боец, известный своей грубостью и жестокостью. Его любимым приемом была провокация: он выводил противника из себя и, ослепленный яростью, тот принимал его вызов, совершал ошибку за ошибкой и в результате проигрывал бой.

Молодой боец начал оскорблять старика: он бросал в него камни, плевался и ругался последними словами. Но старик оставался невозмутимым и продолжал занятия. В конце дня раздраженный и уставший молодой боец убрался восвояси.

Ученики, удивленные тем, что старик вынес столько оскорблений, спросили его:
-
 Почему вы не вызвали его на бой? Неужели испугались поражения?

Старый самурай ответил:

Если кто-то подойдет к вам с подарком,  и вы не примете его, кому будет принадлежать подарок?

- Своему прежнему хозяину, – ответил один из учеников.

- Тоже самое касается зависти, ненависти и ругательств. До тех пор, пока ты не примешь их, они принадлежат тому, кто их принес.

Для девочек и их мам.

О служанках, принцессах и королевах.

Служанки мечтают о доброй фее, принцессы – о прекрасном принце, королевы не мечтают, а действуют.
Служанки верят, что чудеса случаются, с принцессами они действительно случаются, королевы творят их сами.
Служанки слабы, но кажутся сильными, принцессы сильны, но кажутся слабыми, королевы обходятся без маски.
Служанки приходят заранее, принцессы являются с опозданием, королевы прибывают вовремя.
Служанки во всем винят себя, принцессы – других, королевы делают выводы.
Служанки не умеют побеждать, принцессы не умеют проигрывать, королевы не соревнуются.
Служанками драконы не интересуются, принцесс драконы едят, с королевами драконы дружат.
Потому что служанки драконами не интересуются, принцессы их боятся, а королевы их приручают.
Служанки, даже хорошенькие, считают себя дурнушками, принцессы, даже уродливые, считают себя красавицами, у королев так и не выдалось времени толком рассмотреть себя в зеркало.
Служанку можно не заметить, принцессу нельзя не заметить, королеву нельзя не заметить, когда ей это нужно.
Служанки покорны, принцессы своенравны, королевы дисциплинированны.
Служанки хотят получить похвалу, принцессы – внимание, королевы – опыт.
Служанки сносят унижения, принцессы мстят за них, королеву унизить невозможно.
Служанки любят, принцессы позволяют себя любить, королевы не задумываются – кто кого.
Служанки всё понимают и терпят, принцессы понимают только то, что хотят, королевы всё понимают и уходят.
Служанки не умеют требовать, принцессы не умеют ждать, королевы знают, что всему свое время.
Служанки не хотят взрослеть, принцессы не хотят стареть, королевы знают, что всему свое время.
Служанки видят мир в черном цвете, принцессы – в розовом, королевы – в черном, розовом и всех остальных цветах.
Со служанками легко, с принцессами сложно, с королевами, по крайней мере, интересно.
Быть служанкой сложно, быть принцессой легко, быть королевой, по крайней мере, имеет смысл.

12 строк о смерти

Смерть есть, как ты ее ни назови:
Конец всего, рубеж иль переход,
Она вскипает яростью в крови,
Она нас замораживает в лёд.

Толкает нас на штурм или в кусты,
Из губ влюбленных исторгает стон,
Взрывает все преграды — и мосты,
Постелью мягкой манит в вечный сон.

Она — граница жизни и цена,
Сестра судьбы и рока остриё,
Проста как жизнь, как жизнь — всего одна,
Но мне решать, как встречу я её.

©Евгений Туголуков, 06.01.2013

Правило 20 минут, которое может полностью изменить Вашу жизнь к лучшему.

Master Joda

Master Joda

Многие люди считают, что им не хватает времени. Так ли это? На самом деле Ваша сила, свобода и счастье таятся в другом — в умении распределять Ваше время!

Согласитесь, что при всей Вашей занятости, хотя бы 20 минут времени в день Вы тратите впустую? Найдите, куда у Вас уходят эти 20 минут — и заполните их чем-то полезным!

Почему именно 20 минут? Дело в том, что именно столько времени действует в среднем произвольное внимание. Максимум 20 минут ученики и студенты могут внимательно слушать новый материал. Двадцать минут нужно программисту, чтобы включиться в новую для него большую задачу и начать в ней разбираться. Двадцать минут нужно разогревать мышцы спортсменам, перед тем, как приступить собственно к тренировкам — или пойти на рекорд. Самые эффективные совещания тоже имеют продолжительность двадцать минут — при меньшей продолжительности можно только отдать распоряжения, но не обсудить вопрос. Большее время располагает к лишней болтовне.

***

В течение 20 минут любой человек может вытерпеть любое действие, которое ему нужно, но, но не хочется делать. Поэтому выделить двадцать минут в день на самое нужное сейчас это хороший способ изменить свою жизнь к лучшему, начать делать что-то новое, повысить свою мотивацию, и победить себя!

Правило 20 минут:
«Кто занимается спортом 20 минут в день, тому не стоит беспокоиться о своем здоровье.

Кто уделяет 20 минут в день уборке своего дома, тому не стоит переживать о беспорядке.

Кто выделяет 20 минут в день на улучшение концентрации, тому не стоит беспокоиться о творческом кризисе.

Кто находит 20 минут в день, чтобы выслушать о делах своего ребенка, родителя или супруга, не стоит беспокоиться о проблемах в отношениях.

Кто выделяет 20 минут в день на слушание себя и ведение личных записей, тому не стоит беспокоиться о недостатке идей.

Кто 20 минут в день работает над созданием источников дохода, тому не нужно переживать о собственном финансовом благополучии.

Кто выделяет 20 минут на отдых, не следует опасаться переутомления и усталости.

Кто читает полезную книгу хотя бы 20 минут в день, не стоит переживать о том, как стать экспертом.»